cacique

Уменьшение энтропии | Tags

Прошёлся по журналу и расставил случайным образом всяких тэгов:
Алиса - про старшую дочь
Марго - про среднюю дочь
Майя - про младшую дочь
Портреты - сделанные мной, и не только
Путешествия - в основном, фотки
Рисунки - мои
Сети - гыгыгы. Seal of approval.
Сказки - тут не всё, что есть в krible_krable, но и там не всё, что есть тут
Фото - кагбэ фотки. Самая многочисленная категория.

Geo Visitors Map
Little me

пост-кульминация

привет это тест тест тест бзззз... pew pew

из четырех экзистенциальных данностей пугают все четыре, и зачастую одновременно

почему-то после кульминационных событий, к которым шёл долго, может быть даже несколько месяцев непрерывной адреналиновой накачки, с беспокойным мучительным сном - после того как всё закончилось победой, хочется не отдыхать (как казалось до кульминации, что вот сейчас всё закончится, и непременно надо отдохнуть), а наоборот ещё теснее нырнуть к людям

привет, как дела? что делаешь? что делаете? хочу к вам, теснее, ближе, спрятаться от одиночества, которое внезапно накрывает на отходняках
Little me

Модель человека, удовлетворенного полностью

Трудно уловим тот момент (из детства?), когда я начал потреблять. Вот я бегу, придумываю какую-то движуху, гоняю собак, и вдруг - сижу на месте и жадно гребу к себе. Конфеты, газировку, впечатления, знания, людей. Отношения. Вот я что-то рисую или леплю, высунув язык от усердия, и вдруг - ничего не могу рисовать или лепить, хочу только потреблять. Дай, дай, мне, всё мне, сюда! Мне надо!

А я не хочу так. Мне скучно. Я хочу иначе.
Little me

Всем чмоки в этой уютненькой

Восприятие и образ другого — интересная тема. Бывало, я сталкивался с неожиданными проявлениями восприятия меня глазами других. Например, когда люди, которые не очень хорошо меня знают, попадают в ситуацию, когда надо подарить что-то мне на день рождения. Получив такой подарок я ощущал довольно сильный диссонанс, будто взял чужое. По сути, так оно и было.

Как вы меня воспринимаете? Кто я? Какой я? Не поленитесь, оставьте хотя бы абзац текста.
Little me

Коллаборативные стратегии и русская интеллигенция Серебряного Века

Математическая теория игр, кроме классических военных и политических конфликтов, позволяет описать и большое число вполне бытовых ситуаций. В семье, в школе, на работе — мы всюду сталкиваемся с игровыми ситуациями, в которых нужно принимать решения. Как правило, неопытный игрок (например, ребёнок) в начале процесса обретения опыта выбирает стратегии принятия решений вслепую, руководствуюясь врождённой предрасположенностью, копируя поведение старших в семье, или другими, практически случайными способами. Со временем спектр используемых стратегий беднеет, а сами стратегии становятся изощрённее.

Одна из фундаментальных проблем в теории игр — выбор между коллаборативной и эгоистичной стратегиями. Известна дилемма заключённого (применимая в большом числе бытовых ситуаций): пусть два заключённых должны выбрать, предать сообщника или промолчать, при этом у них нет возможности общаться в процессе принятия решения, и функция выигрыша выглядит так, что если оба предадут, то получат по N лет тюрьмы, если оба промолчат, то получат минимальный срок. В пограничных случаях предатель выходит из тюрьмы, а сообщник получает максимальный срок. В такой ситуации игроки, действуя рационально, выбирают предательство, в сумме получая неоптимальное решение (оптимальное - вместе промолчать). Известна также расширенная версия задачи, в которой число раундов больше одного, и на каждом раунде игроки могут учитывать результаты всех предыдущих раундов, т.е. знают выбор, сделанный всеми остальными игроками. В такой игровой задаче при увеличении числа раундов игрокам "становится очевидно", что коллаборативные стратегии выгоднее прочих, т.е. "альтруистичное" поведение приносит большую личную выгоду, чем "эгоистичное" (и в этом смысле является более "эгоистичным").

К сожалению, человеческая психика несовершенна, ну и первоначальный выбор стратегий при взрослении и накоплении опыта — процесс в значительной мере случайный. И как ни странно, наибольшую косность мышления и отсутствие гибкости во взрослом возрасте демонстрируют именно образованные слои низкого происхождения, т.н. "интеллигенция". В качестве иллюстрации данного тезиса лучше подходит мировая война, квинтэссенция прикладного использования теории игр на всех уровнях, как индивидуальном, так и национальном.

Нашим первым примером сегодня будет Пётр Вершигора и его автобиографическая история из книги "Люди с чистой совестью". Книга насыщена примерами использования коллаборативных стратегий чуть менее, чем полностью. В основном, это примеры работы партизан из отрядов Ковпака на территориях, формально принадлежащих Третьему Рейху в период с 1941 по 1944 гг.

Вершигора о частном выборе игровой стратегии: "В жизни каждого солдата есть такой кризисный момент, когда решается его судьба в войне. Как он будет в ней с участвовать: как трус, или как бесшабашный храбрец, или просто как честный человек. Вот такой кризисный момент был и у меня в моем первом бою."

Зачастую следование коллаборативной стратегии принуждает к непростым, но необходимым решениям, так в своём первом бою в июне 41-го Вершигора расстрелял в спину группу солдат(или гражданских?), которые собирались сдаться нацистам: "Что еще запомнилось мне в первом бою? Какие-то люди на свекловичном поле, подняв руки, двигались по направлению к вражеским пулеметчикам, которые тоже поднялись с земли и шли навстречу. Этих людей было пятеро. Немец был один, далеко позади плелся его второй номер. Решение пришло само собой. Я скомандовал "огонь" взводу, который уже полностью подчинялся мне, и одним залпом из нескольких ручных пулеметов и винтовок мы скосили их всех: и тех, кто хотел сдаться, и тех, кто собирался брать пленных."

В результате — более трёх лет успешной подрывной работы в брянских лесах, на Украине, в Польше, в глубоком тылу немецких войск, звание Героя в 1944-м, и пожизненная слава военного фотографа.

На этой фотографии авторства П. Вершигоры сторонники альтруистичных игровых стратегий расстреливают сторонников эгоистичных игровых стратегий:

Наш второй пример сегодня имеет много общего с первым — это история людей, которые в 1941-м году также не поехали в эвакуацию, а остались на территориях, временно занимаемых Третьим Рейхом. Эти люди — два ярких представителя русской интеллигенции Серебряного Века, Олимпиада Георгиевна Полякова с мужем. История описана самой Поляковой в дневнике "Военный дневник" (также известный как "Дневник коллаборантки") под псевдонимом Лидии Осиповой. Оригинал хранится в институте Гувера. Дополнительно об истории Поляковых можно почитать тут. Дневник охватывает примерно тот же период с 1941 по 1944, что и у Вершигоры, и содержит описание приключений типичной жертвы дилеммы заключённого в оккупации.

Дневник начинается 22-м июня 1941 года: "...Неужели же приближается наше освобождение? Каковы бы ни были немцы — хуже нашего не будет. Да и что нам до немцев? Жить то будем без них. У всех такое самочувствие, что, вот, наконец, пришло то, чего мы все так долго ждали и на что не смели даже надеяться, но в глубине сознания все же крепко надеялись. Да и не будь этой надежды жить было бы невозможно и нечем. А что побед немцы — сомнения нет."

24-е июля: "Бомбят, а нам не страшно. Бомбы-то освободительные. И так думают и чувствуют все. Никто не боится бомб."

11-е сентября: "Коля составил цельную и продуманную теорию насчет большевистских фикций. Как будет жалко, если эта теория умрет вместе с ним, не дождавшись возможности себя огласить... Есть еще и кроме нас много умных людей в России. Только бы свободы дождаться... Ведь сейчас все лучшее — наша литература, искусство лежит под спудом и дожидается своего времени. И неужели же это время почти уже пришло? Дух захватывает! Одних непечатающихся прекрасных поэтов скольких мы знаем!.."

20-е декабря: "У Ивановых-Разумников положение хуже нашего. Они принципиально не хотят работать на немецкий паек. Очень их за это уважаю, но последовать им не могу тоже по принципиальным основаниям. Если они и мы помрем с голода, то кто же будет работать против большевиков?"

24-е декабря: "В Царском Селе оставалось к приходу немцев примерно тысяч 25. Тысяч 5-6 рассосалось в тыл и по ближайшим деревням, тысячи две — две с половиной выбиты снарядами, а по последней переписи Управы, которая проводилась на днях, осталось восемь с чем-то тысяч. Все остальное вымерло."

И так далее. В дневнике прекрасно всё, и читать его надо целиком, от начала до конца. В 44-м дневник обрывается, где-то одновременно с освобождением Ленинграда и эвакуацией Поляковых в Ригу вместе с нацистами. Концовка известна со слов их знакомых:

"Закончу здесь историю моего знакомства с Поляковыми. После войны я их снова встретила, они жили под Мюнхеном, в лагере беженцев, под другой фамилией, что было совершенно понятно ввиду преследований со стороны советских органов и соответственно – выдач со стороны американцев. Н.Н. не изменил хоть своего, данного при крещении, имени и стал Николаем Ивановичем Осиновым, О.Г. же превратилась в Лидию Тимофеевну Осипову. Теперь она рвала и метала против немцев и заявила, что всех их надо засадить в концлагерь. Я переспросила: «Всех?» Она подумала секунду и ответила твердо: «Всех»… Моим следующим вопросом было бы: «И того врача, что вылечил вас?», но Н.Н., которому эти выпады жены были неприятны, заговорил о чем-то другом, и тем перебил мой вопрос. Макриди, с которым у меня тогда уже был письменный контакт, очень обрадовался, что Поляковы живы, написал им, но не получил ответа. Меня ведь они тоже приняли холодно, но не могли не впустить, когда я уже стояла в дверях. Макриди писал потом, что «провинициально ошибся в Полякове». Поляков-Осипов стал ярым солидаристом, восторженным не по возрасту. Даже его более молодые товарищи но партии посмеивались над ним. Жена же его выпустила книгу по литературе, говорили, неплохую, я ее не читала."

Вот и всё на сегодня о коллаборативных стратегиях и русской интеллигенции Серебряного Века. Две истории, объединённые столь похожими обстоятельствами, но сколь разные у них концовки! У одних звание героя и любовь всей нации, у других смерть в изгнании под чужими именами. Вот что математика животворящая делает.

Другие занимательные истории о человеческой психике читайте в заметках "Why We do Dumb or Irrational Things: 10 Brilliant Social Psychology Studies" и Why Groups and Prejudices Form So Easily: Social Identity Theory.

С Днём Победы всех коммунистов, русских и им сочувствующих!
Little me

OpenSource vs Commercial

Весь софт мира работает как говно.

Главное достоинство opensource перед закрытым коммерческим софтом заключается в том, что поймав очередной GPU hang, kernel panic или срабатывание OOM-killer, отправлять проклятия можно адресно, а не какому-то коллективному "микрософту".

Слава Столлману, и да святится имя его, и да хранят его б-женька и аллах.
Little me

Это может случиться с каждым

Одному питерскому специалисту по информационной безопасности, широко известному в профессиональных кругах, пришла в голову идея выразить своё экспертное мнение о подлинности неких электронных документов, и выложить это мнение у себя в блоге.

В результате человек привлёк к себе внимание лиц определённого склада ума, совершенно определённого рода деятельности и обладающих некими, считающимися пагубными, пристрастиями к веществам. И на человека полились беспрецедентные потоки сточных вод, а говоря по-просту — говна. Травля с использованием служебного положения, и с привлечением большого числа средств массовой информации:

http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2012/01/29/n_2183629.shtml
http://www.mk.ru/politics/news/2012/01/29/665441-vladelets-zhzh-anton-nosik-obvinil-deputata-ryikova-v-organizatsii-hakerskih-atak.html
http://www.rusnovosti.ru/news/184718
http://www.neva24.ru/a/2012/01/29/Blogger_Anton_Nosik_obvin/
http://www.ridus.ru/news/19762/
http://www.kasparov.ru/material.php?id=4F250537331D9
http://www.topnews.ru/news_id_47940.html
http://newsru.co.il/world/29jan2012/nossik456.html
http://www.stringer.ru/publication.mhtml?Part=48&PubID=19585
http://news.rambler.ru/12603940/
http://www.metronews.ru/novosti/anton-nosik-obvinil-surkova-v-kiber-atakah-na-zhzh/
http://finam.fm/news/114568/

Таким образом, за простое выражение собственного мнения, основанного на профессиональных знаниях и навыках, человек моментально подвергается преследованию и травле. Травят за то, что посмел высказаться. За то, что обладает какими-то познаниями сверх той базы, которая необходима для квалифицированного пользования айфоном. За то, что не согласен, и говорит об этом.

Это может случиться с каждым из нас.